Выстрел британской "Авроры" и "феномен Трампа", часть 8 Песня о главном: Деньги и Война
morozowvp
В этой части я рассказываю о кризисе банковской системы, о том, почему мир пришел в 2008 году к самому сильному финансовому кризису в истории, и почему мы летим к новому кризису. Что может это падение остановить? И кто не дает этого сделать?
https://valerymorozov.com/economy/2377

Выстрел британской "Авроры" и "феномен Трампа", часть 7 Мир пиара и имитаторов или Кем был Паниковс
morozowvp
Публикую Часть 7 материала, в котором анализирую связи между выходом Великобритании из ЕС, появлением трампизма и новым этапом технологической революции. В этой части объясняю (называю одну из причин, но главную), почему появление Трампа вызывает такое ожесточенное сопротивление в элитах.
https://valerymorozov.com/economy/2374

Выстрел британской "Авроры" и феномен Трампа, часть 6, Трампизм как попытка перехода в сетевой мир
morozowvp
Публикую следующую часть серии о технологической революции и ее последствиях. Особое место, конечно, уделяю сетевому миру и планктону, которые вызвали особый интерес. Пишу также о причинах появления сверхбогатства, и как оно меняет современный мир и бизнес.
https://valerymorozov.com/economy/2369

Выстрел британской "Авроры" и "феномен Трампа", часть 5 О политиках сетевого мира и планктоне идей
morozowvp
Этот материал продолжает серию о феномене Трампа, выборах в США и выходе Британии из ЕС. В нем я останавливаюсь на главных проблемах современного общества и мировой экономики. Что происходит с миром? Как он меняется? Почему наступает время Трампов?
Чтобы легче было читать материал, перейдите на мой личный блог https://valerymorozov.com/history/2367

Выстрел британской "Авроры" и "феномен Трампа", часть 4 О хвосте, который командует собакой
morozowvp
Напомню, чем закончилась предыдущая часть этой серии материалов, и пойдем дальше…
Система международных экономических отношений, которая сложилась в «лихие 90-е», привела, наряду с положительными, и к нежелательным последствиям для экономики США и ее политической системы:
- США, Великобритания и другие лидеры мира погрязли в долгах (долг США на нынешний день приближается к 20 триллионам долларов, что больше американского ВВП, причем Китаю, с учетом Макао и Гонгконга, США должны почти 600 млрд. долларов, а долг Великобритании составляет 3 триллиона долларов, что тоже превышает ее ВВП).
- Китай и другие конкуренты Запада используют сложившуюся систему, продолжая выкачивать «энергию» развития из Запада, развивая себя, переучивая население, повышая уровень его жизни и образования, переводя науку и экономику, военно-промышленный комплекс на новый уровень технологического развития. Взрывной характер развития транснациональных корпораций, последовавший за поглощением экономик и рынков стран социалистического лагеря и большинства их сторонников, привел к перекачке энергии их развития не только в «метрополии» и «центры управления» ТНК, но и из западной экономической системы в систему некоторых стран так называемого «третьего мира» (Индии, Пакистана, например) и восточных экономик (Китая, Японии, Кореи), а также Ближнего Востока (именно передел и перераспределение новых богатств Ближнего Востока привели к вторжениям в Ирак, Ливию, к арабским «весенним» революциям и гражданской войне в Сирии, - но об этом надо написать отдельную серию материалов).
- Международные корпорации перестали быть чисто «американскими». Они сблизились, срослись со своими зарубежными «партнерами». Их интересы в Китае, Мексике, арабском мире стали не просто значимыми, но в некоторых отраслях превысили интересы и assets корпораций непосредственно в США. Фактически, американские транснациональные корпорации стали агентами влияния и представителями не только своего правительства и своей элиты, но и правительств, бизнес групп, политических организаций и спецслужб стран, в которых они развили свой бизнес и заняли лидирующие в экономике позиции. При этом, некоторые из этих стран со временем превратились не просто в конкурентов США, но и в потенциальных противников Америки.
И тут в международной политике возник феномен «собачьего хвоста», который оказался способен командовать «собакой». Что было главным фактором, который заставил, например, США начать войну в Ираке? Террористические акты в Нью-Йорке? Ничего подобного. Аль-Каида не имела корней в Ираке. Саддам Хуссейн не отдавал приказ захватить самолеты и направить их на нью-йоркские небоскребы. Конечно, Бушу нужно было направить гнев американцев и мощь американской военный машины на кого-то, продемонстрировать миру силу и решимость Вашингтона, но выбран был именно Саддам Хуссейн и Ирак по нескольким причинам, главными из которых были две: а) заинтересованность транснациональных корпораций и связанного с ними политического лобби в захвате иракской нефти и других богатств; б) стремлением иракского эмиграционного центра в США, который имел огромное влияние на транснациональные корпорации, спецслужбы, политиков, а через них и на американское правительство, к свержению Хуссейна, разрушению его режима и в подчинении иракцев своим интересам. Эти иракские эмигранты, сконцентрированные в США и Западной Европе, имели огромное влияние в ближневосточных структурах транснациональных корпораций, а также в спецслужбах, выступая источником информации и орудием влияния. Именно эти арабы и иракцы сыграли роль «хвоста», который закрутил США и Великобританию в пучину иракского кризиса.
А что послужило причиной бомбежек Ливии и свержения Каддафи? Интересы тех же транснациональных корпораций и арабского лобби в них, причем, корпораций не только американских, но и британских и, прежде всего, французских.
А что послужило главной причиной, главным фактором, толкнувшим Сирию в пропасть гражданской войны? Интересы тех же арабских группировок, прежде всего, сирийцев, которые проживали в США, и саудовцев, которые видели в Башаре Асаде врага и противника, а также арабских бизнес групп, стремившихся взять под контроль территорию Сирии и ее месторождения, в том числе газа, для создания прямого коридора поставок того же газа в Европу.
Почему США никак не могут найти и предъявить «умеренную оппозицию» режиму Асада? Потому что эта «умеренная оппозиция» является порождением воображения антиасадовских группировок, проживающих на Запада, прежде всего в США, которые выдумали эту оппозицию, как выдумала когда-то ВЧК антисоветскую подпольную организацию «Трест». Помните фильм «Операция «Трест»?
Фактически, США, Великобритания и некоторые другие крупнейшие западные демократии, их спецслужбы и военные машины превратились в дубинку в руках различных зарубежных группировок и враждующих элит.
Глобализация часто представляется как процесс подчинения мировой экономики крупнейшим корпорациям, политическим кланам и отдельным сильнейшим странам и блокам (США, Евросоюз, Великобритания, Китай). Однако, процесс глобализации гораздо сложнее, и часто именно эти «игроки» оказываются орудием в руках различных группировок и стран, которые никто в серьез не воспринимает. Пока…
Если мы проанализируем причины большинства «провальных» решений американской внешней политики за последние двадцать лет, то мы увидим, что все эти решения принимались под влиянием внешних групп, которые использовали США в своих интересах, выдавая через СМИ и политическое лобби свои интересы за интересы американского бизнеса, а то и народа. В реальности, большинство этих решений было принято в разрез с настоящими интересами США, как государства, так и американского народа, а часто и в разрез интересам самих транснациональных корпораций, американского бизнеса.
Та же ситуация произошла и с Лондоном. Под влиянием тех же, зачастую не британских, интересов и групп, полез Тони Блэр в Ирак, обманывая британцев и весь мир страшилкой об иракском оружии массового поражения, и теперь Блэр за это расплачивается. Результаты расследования комиссии Джона Чилкота ясно показывают, что британские и американские спецслужбы не имели данных о наличии оружия массового поражения в Ираке. Источником информации, подтверждающей наличие ОМП, стали сообщения агентов и политических источников из числа иракцев, проживающих в США и Великобритании, имеющих, якобы, обширную сеть информаторов в Ираке.
Помните, как в кинофильме великого Гайдая «Кавказская пленница» психиатр признал в Шурике алкоголика?
- Белая горячка, - сказал психиатр, осмотрев Шурика.
- Да, да! Белый, белый, совсем горячий! – подтвердил товарищ Саахов, пытаясь засадить Шурика в психиатрическую лечебницу.
По такой же схеме обеспечивались доказательства наличия ОМС в Ираке. Нужны были доказательства оружия массового поражения?
- Да, да! Оружия много! Совсем массового, всех поражает! – радостно сообщали иракские «товарищи Сааховы», надеясь, что Саддама Хусейна американцы с британцами «замочат», а дальше все пойдет по их планам.
А теперь комиссия Джона Чилкота обвиняет Блэра в том, что он начал войну, не имея «надежных и объективных» данных о наличии ОМС у Саддама Хуссейна, что Блэр не желал проверить информацию, которую поставляли британским и американским спецслужбам агенты иракцы из числа политических противником Саддама.
Заявление 4. О нежелании платить за оборону тех, кто сам не хочет на это тратить свои деньги
«Хвостов», желающих крутить американцами, оказалось достаточно много. И число их возрастает. И каждый «хвост» не любит, когда его прижимают, и у каждого хвоста находятся рьяные защитники.
Бурное возмущение в политических круга США, Великобритании и ЕС вызвало заявление Трампа о том, что не собирается платить за безопасность тех стран, которые сами не желают на свою безопасность тратить деньги. «Страны, которые мы защищаем, должны оплачивать стоимость этой защиты. В противном случае США следует быть готовыми к тому, чтобы дать этим странам возможность защищать себя самостоятельно», - сказал Трамп, и его тут же обвинили в непонимании угроз, в незнании реалий международной политики, в безответственности, и далее по списку.
Конечно, главная цель Трампа – сократить расходы американского бюджета. И начать он хочет с расходов на оборону других стран, тем более что финансовое положение этих стран, например, той же Германии, на порядок лучше, чем положение самих США.
Однако, здесь есть и еще один аспект проблемы, о котором не очень хотят говорить ни европейцы, ни власти в Вашингтоне, хотя Трамп, уже начинает говорить об этом, называя вещи своими именами. Дело в том, что все эти страны получают от США не только прямую защиту в виде баз, войск, информации, координации, управления и договорных обязательств, что обходится США в сотни миллиардов долларов в год. Эти страны получают и другие финансовые и экономические выгоды. Помощь США многообразна, и военная составляющая является лишь центральным элементом системы. Вокруг военной составляющей вращаются не менее, а часто и большие объемы денежных потоков. А там, где есть деньги, где есть денежные интересы, возникают соблазны увеличить эти денежные потоки. Сделать это возможно, прежде всего, через усиление угрозы. Больше угрозы – больше помощи, больше денег, больше политической поддержки, больше экономической помощи, меньше требований к чистоте внутренней политики союзников. Так было всегда.
И вот мы видим явную закономерность: чем меньше денег тратит страна на свою оборону, чем больше помощь США, тем выше угроза, тем более агрессивным является образ источника угрозы, тем громче и чаще союзник США кричит об этой угрозе, тем меньше он настроен на поиски мирных решений. Союзники Вашингтона, которые питаются за счет американской помощи, становятся катализаторами внешних угроз себе, а при наличии договоров и обязательств по их защите, и самим США.
Япония не перестает каждый год требовать острова у России и радостно кричит по любому поводу об угрозе со стороны Северной Кореи. В Южной Корее поисками мирного решения противостояния с Северной Кореей заняты, в основном, лишь христианские организации, и то только планируют. Как говорил Хемингуэй, «устают замахиваться». В НАТО о российской угрозе больше всех кричат прибалтийские страны и поляки. Чем больше баз и центров ПРО готовы открыть США в Румынии, тем больше и радостнее рассказывают в Бухаресте о готовности России напасть на румын.
В последние два года я много занимаюсь украинской проблемой. Даже мои западные партнеры обратили внимание на одну особенность: США и ЕС выделяют в «помощь» Украине огромные средства, в том числе на финансирование всяких рекомендаций, информационных и политических проектов. Большая часть этих денег тратится на оплату западных «консультантов». И вписаться в эту схему не так трудно. Но есть условие: все проекты, которые как-то касаются России и Донбасса должны быть конфликтными, антироссийской направленности. Если проект нацелен на мирное решение проблем, без нанесения ущерба России, то деньги не выделяются. Система контролируется группами, заинтересованными в конфликте, и эта система автоматически задает вопрос: А где ЭТО? «Странно, не правда ли?!» - по-британски культурно возмущаются мои партнеры. – «Как можно ожидать прогресса в этой ситуации?!» И что может сделать Киев, если любая мирная инициатива воспринимается в штыки заинтересованными в конфликте группами? Что может сделать Порошенко, не боясь разозлить и западных кураторов, и своих радикалов?
Ну, об Украине я планирую написать серию материалов в октябре. Тогда и расскажу подробности…
А пока спираль американских расходов раскручивается. Но беспредельно она раскручиваться не может. Кто-то должен признать, что ситуация должна измениться. И кто-то должен ее изменить.
Мне кажется, что Трамп понимает, что если заставить эти страны, которые мало что делают для снятия угроз, но много говорят об их возрастании, платить за свою безопасность, то угроз этих станет меньше. Конфликтовать станет невыгодно. Будет выгодно искать пути к миру. И в этих рассуждениях есть большая доля правды.
Заявление 5. «Очистить внешнюю политику США от покрывшей ее ржавчины»
За этим заявлением Трампа стоит многое, за ним скрыто больше, чем может показаться.
В странах, где происходил бурный рост структур американских, британских и других транснациональных корпораций, государственные системы, традиции и порядки существенно отличались и до сих пор отличаются от американских или британских. Там и коррупция зачастую не являлась преступлением, а правилом игры, и личные мотивы и обиды служили и служат главным поводам к конфликтам и противостояниям, отодвигая в сторону расчет и здравый смысл. Эти страны представляют собой другие цивилизации, а американцы и европейцы, те же британцы, в последние десятилетия потеряли людей, способных понимать другие ароды и цивилизации, они потеряли целые научные школы.
Еще тридцать лет назад в США и Великобритании были прекрасные школы советологии, были специалисты по России и бывшему СССР. Где они теперь? Их нет. «Киссинджеры» состарились, ушли на пенсию или ушли преподавать в университеты, или пишут мемуары, переживая за неспособность современных политиков понять окружающий их мир. Сотрудники русских отделов внешнеполитических ведомств и спецслужб зачастую не знают даже русского языка, или владеют им поразительно плохо.
Преподают им и пишут по современной России бывшие советские эмигранты или те, кто успел перебраться на Запад и занять места в университетах еще в начале 90-х, кто лет двадцать не был в современной России, не считая быстрых наездов для общения с так называемой «российской оппозицией», порожденной теми же лихими 90-ми и криминальной революцией Ельцина.
Весь политический истеблишмент, который сейчас управляет США, начиная со времен Билла Клинтона, был воспитан и взращен в эти самые 90-е, когда позиция Вашингтона и американских советников Ельцину и Чубайсу с Гайдаром сводилась к формуле: «За каждым большим состоянием стоит преступление. Нет проблем, если криминал немножко придет во власть», или к знаменитой: «Он, конечно, подлец, но он наш подлец».
Именно тогда, в эпоху соблазнов и дозволенности, в региональные подразделения транснациональных корпораций стали проникать коррумпированные элементы, кто в качестве сотрудников, кто в качестве дилеров и дистрибьюторов, кто в качестве партнеров. Доходило до того, что некоторым корпорациям было безопаснее передать бизнес местным группам или компаниям других стран, чем рисковать быть втянутыми в коррупционный скандал напрямую. Тот же «Кэрриер», компания по производству систем кондиционирования, входящая в состав «Юнайтед Текнолоджиз», о которой говорил Трамп, вынуждена была закрыть в 1996 году, если мне не изменяет память, свое представительство в России во избежание коррупционных проблем и передать Россию, как бизнес территорию, своему дилеру, арабской компании, которая до этого работала только на Ближнем Востоке.
Коррупционная ловушка в виде искушения возможностями быстрого личного обогащения поджидала и менеджеров транснациональных корпораций из числа граждан западных стран, особенно тех, кто курировал из Европы российские региональные структуры. И у меня в «Йорке» была такая проблема. «Йорк Россия» курировали австрийцы, которые были мной в одном аспекте недовольны: сам не ворует и другим не дает. Дали мне, как им казалось, несколько обидную кличку «царь». А вокруг все обогащались. И австрийское руководство «Йорка» стало меня поддавливать к уходу из корпорации и открытию своего бизнеса. «Валерий, с вашими возможностями вы сможете значительно больше заработать, имея свой личный бизнес, а не работая наемным работником, даже на посту генерального директора». Так меня убеждали шесть лет. Наконец, и мне надоели постоянные попытки кураторов в Вене занизить прибыль российского подразделения, заблокировать интересные проекты и схемы работы, даже те, которые поддерживало американское руководство корпорации. Получив хорошие условия и статус главного дилера «Йорка» в бывшем СССР, я в 1998 году решил уйти в свободное плавание.
И тут же получил удар в спину. Австриец Штоккер (родственник Норберта Вебера, генерального директора «Йорка» в Австрии, отвечавшего за Среднюю, Восточную Европу и бывший СССР), который был до моего ухода куратором России и сидел безвылазно в Москве, наблюдая за мной и интригуя, был назначен на мое место и сразу же включился в воровство, причем, пытаясь списать потери на меня и мой уход из компании.
К счастью, я начинал «Йорк Россию» с нуля. С нуля процентов доли на рынке бывшего СССР в 1992 году я вывел «Йорк» к середине 1990-х на первое место не только в России, но и во всех странах бывшего СССР. Все сотрудники были приняты на работу мною, и не все меня предали, не все согласились воровать вместе с австрийскими руководителями и кураторами. Некоторые решились предупредить меня о том, что происходит в компании, и мне пришлось вылететь в Лондон, договорившись о встрече с руководством «Йорка» Великобритании, который курировал всю Европу, включая Австрию, и рассказать о том, что происходило в Москве. Слава богу, что мои личные отношения с руководством «Йорка» в Европе и в США позволяли мне организовать такую встречу. Была назначена проверка «Йорка России», которая завершилась тем, что австрийские менеджеры и их пособники из числа российских сотрудников, среди которых были те, кого я считал своими друзьями, были выгнаны из корпорации, а кураторство бывшего СССР было передано другому подразделению «Йорка». История эта очень интересная и характерная для того времени, но, к сожалению, сейчас у меня нет возможности рассказать ее подробно…
Важно другое: системы коррумпированных стран влияли и взаимодействовали с системами в странах, которые считали себя не коррумпированными, а демократическими и открытыми для публичной проверки. И это взаимодействие не всегда заканчивалось добром. Десятки триллионов долларов утекли из России за эти годы. Большая часть этих денег исчезла в финансовых центрах именно тех стран, которые себя считают или позиционируют себя как «не коррумпированные». Но какая часть этих денег была обнаружена и арестована? А ведь все эти деньги были «проверены» и объявлены «чистыми» теми корпорациями и структурами, которые отвечают за борьбу с коррупцией и отмыванием преступных денег!
В прошлом году во время скандала вокруг футбольного клуба «Челси», серии поражений клуба, отказа его игроков играть в полную силу и нападок на главного тренера клуба Жозе Моуриньо, рупор британских консерваторов и британского правительства «The Times» опубликовала небывало резкую статью о Романе Абрамовиче. И том, что он обычный преступник, который ограбил русский народ, и о том, что он на эти деньги купил «Челси», и так далее. В общем, наехали не по-детски. Но что удивительно: статья была направлена против Абрамовича, опосредованно задевала и нынешний режим в России, и Путина, но в ней не было главного, не был задан вопрос: А как же тогда мог купить Абрамович футбольный клуб «Челси», если вы знали, что деньги украдены? Как же это может все продолжаться, если использование коррупционных денег является уголовным преступлением в Великобритании? ... Нет вопроса и нет ответа…
Вот появились материалы «Панамского досье», пошла информация об офшорах, о скрипках и так далее. И это стало сенсацией. Но ведь это все песчинка по сравнению с Сахарой денег, которые ушли и отмылись…
То, что система работает плохо, понятно многим. По опросам, в настоящий момент 70% американцев хотят сменить систему власти, сменить политическую элиту. Они недовольны страной в которой живут. И недовольство нарастает. Еще год назад число недовольных составляло 60%. За год процент недовольных возрос на 10%, и это много.
Этим американцам нужен тот, кто сменит режим, заменит или очистит политическую элиту, кто назовет проблемы и их причины и начнет решать проблемы, резко и жестко, по-американски, добиваясь результата. Шанс стать таким президентом выпал Дональду Трампу. Но сможет ли Трамп стать тем, кто изменит вектор развития Америки и мира? Может ли он это сделать в силу своего характера, знаний, способностей? Об этом в следующей части.
(Продолжение следует)

Выстрел британской "Авроры" и "феномен Трампа", часть 3 А теперь о феномене Трампа серьезно
morozowvp
Продолжу давать ссылку на материал в своем личном блоге. Я думаю, что читателям будет так удобно, потому, что здесь мне не удается правильно разбить материал на абзацы, правильно их выделить.
Итак, новый материал вы можете прочитать здесь https://valerymorozov.com/news/2357
Если у кого-то будут замечания и вопросы по такому способу размещения материала, прошу написать в комментариях здесь, в ЖЖ.

Выстрел британской "Авроры" и "феномен Трампа", часть 2
morozowvp
Разборки "американской мафии" в Москве и феномен Трампа
Материал этот получился довольно длинный, но мне кажется, что интересный, и мне не хотелось разбивать его на несколько частей. Здесь у меня почему-то не получается форматировать материал так, чтобы его было легко читать. Например, не могу выделить абзацы. Не знаю, почему. Просто не получается.
Поэтому решил в этот раз дать ссылку на мой личный блог. Читайте там
https://valerymorozov.com/memoirs/2347

Выстрел британской "Авроры" и "феномен Трампа"
morozowvp
Референдум в Великобритании стал первым «выстрелом» новой «Авроры», заявившем о широком народном недовольстве существующим миропорядком и системой государственной власти. В ближайшие месяцы прозвучит второй «выстрел», теперь в США, и этим выстрелом будут выборы президента.
Дональд Трамп имеет сейчас все шансы победить на выборах президента США, хотя большинство мировых СМИ и политологов-гуманоидов уверяют в обратном. Однако, в принципе, даже если Трамп совершит серьезные ошибки в ходе предвыборной кампании и проиграет выборы, это ничего не изменит. Просто приход Клинтон отложит на время необходимые изменения и реформы. Сейчас любому разумному аналитику понятно, что «феномен Трампа» при любом раскладе приведет к последствиям для мировой политике не меньше, чем «брекзит» Великобритании.
И британский «брекзит», и «феномен Трампа» имеют одни корни и те же причины, одни проблемы. И эти проблемы характерны не только для развитых стран мира, какими являются США и Великобритания, но и практически для всех стран, к какой-бы социально-экономической формации они ни относились.
В этой серии я постараюсь показать почему «брекзит» и победа Трампа являются «исторической неизбежностью», как говорили советские коммунисты-большевики.
Итак,
Часть 1
Государство, которое пока никто не отменял
Карл Маркс считал, что государство должно отмереть. Его функции со временем должно взять на себя гражданское общество, а чиновники-бюрократы, как класс или прослойка, должны уйти в прошлое. Сталин, а за ним Хрущев, Брежнев и остальные лидеры уже ушедшего в прошлое мира социализма, эту мысль Маркса подменили. Они заявили, что а) государство отомрет, но поначалу будет усиливаться и развиваться, б) при социализме государство «уже не то», оно стало «общенародным», в) … ну, так далее.
Главное, они достигли своего: объяснили, почему они, марксисты-ленинцы, вместо того, чтобы передавать функции государства обществу, усиливали государство, прежде всего его функции контроля и подавления.
Последним, кто реально развивал общественные организации, расширяя их влияние на жизнь в стране, был Ленин, например, с его идеей Рабоче-крестьянской инспекции. Его наследники действовали по инерции, а потом Сталин, установив контроль партии над всей жизнью в СССР, начал процесс огосударствления общественных организаций, а его последователи этот процесс окончательно завершили. Они создали супер-государство, построенное вокруг вертикали власти, и когда эта вертикаль сломалась, сгнила, государство рассыпалось.
Но причем тут Ленин, Сталин и СССР, если мы говорим о США и Великобритании? Дело в том, что мы недооцениваем влияние социализма, в частности, СССР и социалистических, лейбористских и коммунистических партий на формирование государств «капиталистического» и «демократического» мира. Некоторые страны капитализма, если посмотреть на них непредвзято, с точки зрения Маркса и Энгельса, находились в конце ХХ века ближе к социализму, чем СССР или Китай. Та же, например, Швеция, или Финляндия, или Норвегия…
Великобритания и США, особенно в периоды переломов, например, при выходе из экономических кризисов или в периоды правления лейбористов и демократов, принимали законы и решения, которые основывались на опыте СССР. Другое дело, что этого они не признавали и не афишировали, что не меняет сути дела. А за ними это делали и другие страны мира. Те, кто это делал, ссылаясь на опыт СССР открыто, поддерживался Москвой и Коммунистической партией, и им прощалось многое. Те, кто это делал с оглядкой на США и Западную Европу, был близок сердцу Вашингтона и Лондона.
Что же произошло в последние десятилетия? Росли бы эти государственные аппараты и их собственность и росли бы. Что же случилось, что этот рост стал неприемлем в современных условиях?
Здесь я остановлюсь на одной черте современной политической бюрократии.
В последние годы СССР в мире стали цениться не политики, не личности, которые имели идеи, могли предложить свой, уникальный взгляд на мир, его проблемы и пути их решения, а политики-пропагандисты. Те, кто умел «продать» идею, пускай чужую и не очень разумную, или решение, пускай тоже принятое другими людьми и не очень правильное, раскрасить их перед населением, убедить в их правильности и полезности избирателей, кто умел нравиться и говорить. Эти политики сами, обычно, никогда и нигде не работали, ничего сами не придумывали и не создавали. Они со школьной или университетской скамьи шли сразу в политику, в аппараты партий, парламентов, советов и других органов власти.
Еще недавно, например, в тридцатые или пятидесятые годы прошлого века, такие политики считались «легкими», «поверхностными», «пустоватыми». Секретарями, а не политиками. В тех же США представительная власть, Конгресс, создавалась как структура, в которую избираться должны были фермеры, предприниматели, общественные деятели из штатов, далеких от Вашингтона мест, представители общин и местного населения: плоть от их плоти. Никто и не предполагал, что представлять штаты или города будут не их активные жители, совершившие то, чем можно гордиться, а чиновники, которые имеют опыт только секретарской работы в аппаратах политических структур Вашингтона.
Еще в шестидесятые годы таких «помощников» и «консультантов» не считали за политиков. В 80-е годы они стали считаться «перспективными», а в 90-е годы заполонили государственные и политические Олимпы.
Почему вдруг возрос спрос на пустоголовых, но красноречивых политиков? Потому что наступили тихие времена. То есть времена конфронтации, напряжения, холодной войны сменились временем спокойствия, развала СССР и социалистического лагеря, разграблением советского наследства. Нужно было расти, расширяться, есть и нажираться, пожирать и захватывать все, что плохо лежит и осталось без собственника, без защиты. В такие времена мыслители и реформаторы не нужны. Нужны популяризаторы и исполнители. Нужны пожиратели.
В ходе этого периода «пожирания» политики превратились из мыслителей и общественных деятелей в бюрократов, а государственные служащие в исполнителей, которые заботятся и исходят только из своих личных и групповых, зачастую криминальных коррупционных, интересов.
Однако, такие политики и бюрократы могут править странами в мирные и спокойные периоды, но во времена переходные они слетают со своих постов иногда по велению «свыше», а иногда и по собственному желанию, а то и по глупости, от страха или от понимания своей неспособности и своему «несоответствию занимаемой должности».
Что же изменилось? Почему наступили «переходные», «смутные» и неспокойные времена? И почему нежелание народов жить «по-старому» прорывается в самых передовых и развитых странах, самых демократических?
Ответов на эти вопросы много, но я начну с последнего вопроса и назову главные причины:
Во-первых, в демократических странах система позволяет проявиться протесту и гневу, на то они и демократии.
Во-вторых, здесь противоречия самые развитые, самые явные и заметные. Они предстают, так сказать, в очищенном виде. Эти противоречия антагонистические, как говорил Маркс, то есть острые и непримиримые.
В-третьих, здесь бюрократия самая сильная, самая самоуверенная, а следовательно, она способна прозевать и не сдержать народное недовольство, а то и, по глупости, спровоцировать этот протест, дать ему нужную организацию и цель, сконцентрировать этот протест на определенной цели. Так это сделали консерваторы в Великобритании, назначив референдум по выходу из ЕС, и бюрократы в ЕС, согласившись на этот референдум, поверив Кэмерону, что победа будет легка, а поражение евроскептиков показательным и отвадит других от повторения попыток выйти из ЕС.
Или как в США, где в ходе выборов, события планируемого и ожидаемого, появилась личность неординарная, известная, популярная, и не из политического истеблишмента, то есть неподконтрольная, но самое главное - самодостаточная, то есть способная на самофинансирование своей программы. Появился Дональд Трамп, и именно его выборы стали концентрированной целью народного недовольства и протеста.
Дональд Трамп как воплощение «американской мечты»
В США я впервые приехал в 1990 году. Тогда я возглавлял аналитическую службу Агентства печати «Новости» - Главную редакцию анализа и прогнозов (ГРАП) и одновременно курировал коммерческие проекты АПН и, в частности, созданный, по инициативе Александра Евфарестова и моей, Информационно-аналитические центр «Новости-Инкомм».
Идеи хозрасчета и самофинансирования в структурах, которые напрямую курировались ЦК КПСС, разрабатывали мы с Сашей вместе: я в Академии общественных наук при ЦК КПСС, а он в АПН. Но в 1990 году Саша Евфарестов слег с инсультом, меня отозвали из Академии, где я писал диссертацию по «Тектологиии» Александра Богданова, и назначили на его место. Через некоторое время мне пришлось уволить за воровство генерального директора «Новости-Инкомм» (тогда это с трудом, но все-таки можно было сделать в госструктурах). Найти нового человека было трудно, и мне предложили занять место директора по совместительству.
«Новости-Инкомм» тогда первым создал совместную программу с американским университетом по ознакомлению руководящих советских кадров с экономической и политической структурой США. Делали мы это, естественно, с участием самой активной в тот момент прослойки американского общества, бурно ринувшейся в СССР делать деньги: наших бывших советских братьев, эмигрантов еврейской волны.
Руководил этим процессом на той стороне Бенджамин Бершидский (в народе просто Беня), а вокруг него собрались братья-евреи, которые подкожным жиром почувствовали, что на общих советско-американских проектах можно было сделать огромные деньги.
Но они, бывшие советские граждане, а тогда уже эмигранты, и нам были нужны, потому что бороться с США в идеологической и военной сферах - одно, а начинать общие дела в США, когда американцы еще смотрели на нас с осторожностью, до конца не веря собственному счастью и в глупость советского руководства, неспособного удержать страну, катившуюся по его же бессмысленной воли в пропасть,- совсем другое. Беня Бершидский со товарищи был нужен. В общем, настало их время.
В весной 1990 года я поехал в Нью-Йорк проверить, как там Беня и его команда все организовали. Кроме проверки, конечно, мне представили возможность посмотреть Нью-Йорк и его знаменитые окрестности. Занимался мной Майкл Хейфец (Миша потом стал одним из первых создателей в России компании пейджинговой связи и одним из совладельцев гостиничного комплекса «Измайлово»). Миша ездил со мной, покупая все необходимое для наших слушателей (вдруг забудут зубную щетку или пасту) и показывал мне Бродвей и Брайтон Бич.
Ездили мы на машине с водителем. Иногда Миша поехать со мной не мог, и мне давали машину с водителем и отправляли в самостоятельную поездку: смотри, что хочешь, и покупай, что жена и друзья просили. Гидом моим был водитель.
Водителя звали Геннадий. Гена был одессит, чуть старше сорока лет. Со мною он всегда демонстрировал одесский юмор (хотя вокруг этот юмор демонстрировали все поголовно), свою активность, знание местных реалий и независимость характера. Особенно он не любил, когда Бенджамин давал ему указания.
- Это я временно у Бенни водителем работаю,- говорил он мне, хотя я его ни о чем не спрашивал. – Пока не определюсь. Потом стану сам себе хозяин… В Союзе Беня бы у меня в цеху работал и не пикал, а тут хозяина из себя строит…
Однажды мы поехали в Атлантик-Сити. Гена взял с собой жену, Галу, красивую блондинку, любительницу поговорить и приправить разговор матерщинкой.
- Хохлушка, - ворчал миролюбиво Гена.- Не заткнешь.
После поездки в Атлантик-Сити, Гена пригласил меня к себе домой в гости. Он показал мне свою двухкомнатную квартиру, в каждой комнате было по телевизору с видеомагнитофоном.
- В одной комнате мы с женой, в другой дочери. У каждого свои фильмы, - хвастался Гена. – Как там в России? Видеомагнитофоны есть?
- Давно есть, - расстроил его я. – Правда не в каждой комнате.
Гена откровенно расстроился.
- Да, я понимаю, - сказал он наливая на кухне мне бурбона в стакан. – Не думайте, что я всю жизнь водителем у Бени был. Я в Одессе был главным цеховиком! У меня все было: и шикарная квартира в центре, и самый большой дом на лимане. Все было… Это меня братья евреи обманули, сманили сюда приехать. А сами дали мне по шестьсот долларов в месяц, платили лишь пару месяцев, а потом говорят: все, лафа закончилась, иди работать. А куда? Ничего не знаю, языка не знаю… Я же, дурак, все в Союзе продал: и квартиру, и дом, и бизнес… Накупил, дурак, золота. Думал, что золото здесь продам, и свое дело открою. Буду жить в капитализме, как при коммунизме. А тут золото на хрен никому не нужно… Весь золотой бизнес свои же евреи контролируют. А куда я против этих, местных!?
- Мудак! – прокомментировала жена-хохлушка, зайдя в кухню на минуту за чем-то. – Знала бы, одного сюда отправила.
- Тебе-то чего не хватает? Всем обеспечиваю!
- Валер, давай выпьем, а то мудаки надоели, - сказала она, ставя стакан для себя на стол. – Думала, одни хохлы мудаки, а евреи умные. Так обделалась!
Мы выпили, и она выскочила из кухни, что-то говоря через комнаты своим дочерям.
- Не заткнешь, - подвел итог Гена. – Но я уже во всем разобрался и все наметил, со всеми договорился. Я через пару месяцев получу работу, которую давно стремился получить. Буду водителем-дальнобойщиком.
- Что это за карьера? – удивился я, чувствуя, что бурбон мне здорово нравится. Бурбон я тогда попробовал в первый раз, а Гена мне поставил действительно хороший бурбон.
- Не говори. Здесь водитель-дальнобойщик получает до ста тысяч долларов в год. Просто так не устроиться, надо договориться. Здесь весь этот бизнес мафия держит. Я уже договорился. Все, получу работу и до пенсии буду крутить баранку. Семью уж точно обеспечу. Дочерей надо в университет отправить. Они уже в Союз вернуться не смогут. Они уже американки…
Мы выпили с ним бутылку бурбона, закусили свиным окороком и салатом. Потом Гена позвонил Майклу, и тот прислал за мной машину…
Через полгода я уехал в командировку в Казахстан. Там мы, по заказу от Назарбаева, проводили опрос общественного мнения и изучали политическую ситуацию. Нужно было определить, что ему делать: создавать новую партию или нет. Решили, что создавать партию ему не надо. Лучше было оставаться над партиями. Так и рекомендовали в отчете.
Когда я вернулся в Москву, в здание АПН на Зубовском бульваре и вошел в свой кабинет, сразу же раздался телефонный звонок из отдела кадров. Звонил заместитель начальника отдела кадров (по загранаппарату) Виктор Константинович Бухаров, трижды заслуженный чекист.
- Валер, это что за миллиардер к тебе приезжал? – спросил он.
- Какой миллиардер? – не понял я.
- Из Америки.
- Понятия не имею.
- Ну ты узнай. Расскажешь…
- Это что тут за миллиардер приезжал? - спросил я секретаря.
- Какой-то американец. Его Паша знает.
Паша Елтышев – мой двоюродный брат, младше меня на десять лет. В то время, когда начался развал и обвал всего, он остался без работы, и я взял его в «Новости-Инкомм» заниматься оформлением документов для групп, которые мы отправляли на учебу в США, к Бене. Один раз я даже отправил Пашу в Нью-Йорк, чтобы он лучше представлял, чем он занимается, и что людям там надо.
Я попросил позвать его, но он уже стоял в приемной. И не один, а с целой делегацией, которой не терпелось, рассказать мне о «миллиардере».
- Это Гена приезжал, - закричал Паша, входя в кабинет во главе делегации. – Представляешь, я сижу у себя, мне звонит твой секретарь и говорит, что меня ждет на входе какой-то американец-миллиардер.
- А почему миллиардер? – не понял я.
- Это ей милиционер, который на посту на входе, сказал. Позвонил с проходной и говорит: Тут к Морозову какой-то американец-миллиардер приехал. Секретарь ему говорит: Морозов в командировке, его в Москве нет. А он говорит, позовите тогда Павла Елтышева. Этот миллиардер его знает. Ну, меня и позвали. Спускаюсь я к проходной. Подхожу и вижу… даже не узнал сразу… стоит Гена, весь в белом, в белой шляпе, в белом костюме и рубашке в белой… и весь в золоте! Весь с ног до головы в золотых украшениях, все пальцы в перстнях… Ну, точно миллиардер! Я чуть не упал и не умер от смеха! Ну, тут наши вместе со мной подошли, и все мы пошли с Геной в столовую выпить. Я хотел ему поставить, но он настоял, что сам заплатит. В буфете взяли бутылку коньяка, закуску… Хорошо посидели! А народ вокруг все ходит, на Гену смотрит, а он развалился, как барин… и миллиардера из себя все корчил… Вот по АПН слух и прошел, что к Морозову из Америки какой-то миллиардер приезжал…
Ну, так вот. Именно Гена еще в 1990 году сказал мне, что Трамп будет президентом США. А дело было так…
(Продолжение следует…)

Британия, на выход! ... часть 8 Три дня из жизни "негритенка" Лэдсом, или как важно сгореть быстро
morozowvp
Песенка Агаты Кристи про негритят продолжает воплощаться с удивительной точностью и быстротой. Всего лишь тройку дней назад определилась последняя пара «негритят», которыми оказались две дамы–министры: Тереза Мэй и Андреа Лэдсом. И вот уже
«Двое негритят легли на солнцепёке,
Один сгорел — и вот один, несчастный, одинокий.»
Вчера днем, совершенно неожиданно для большинства консерваторов и других граждан Великобритании и ее окрестностей, Андреа Лэдсом «сгорела»: она объявила о том, что снимает свою кандидатуру и не будет участвовать в борьбе за место лидера консервативной партии и пост премьер-министра Великобритании.
Что она сказала при этом, какие она дала объяснения, конечно, имеет значение, как имеет значение платье для покойника. Важно, в чем хоронят, но гораздо важнее «жив или мертв» политик, и как его убрали, как он (она, в данном случае) «погорел(а)».
На этом сейчас и остановимся подробнее. Итак,
То, что в борьбу, в схватку за пост премьера идут серьезно, а не с целью пару недель потусоваться, понятно каждому. Наверное, это было понятно и Лэдсом, хотя, как видно, она не вполне осознавала, насколько жестокой может быть схватка за этот пост, и что поставлено на кон.
Неприятности у нее начались с первого дня. Стреляли по ней из крупного калибра, ежедневно по одному выстрелу, и было понятно, что так будет продолжаться до конца выборной кампании. Жизни у нее в большой политике хватило на три дня, то есть трех выстрелов ей хватило.
День первый. Выстрел первый
Первый выстрел нанесли «свои же», и прилетел снаряд из прошлого. В СМИ появились сообщения, что в своих рассказах, автобиографии и анкетах Андреа Лэдсом приукрашивала прошлое, преувеличивала свои финансовые и бизнес таланты и немножко завышала свое положение в мире бизнеса. Нашлись финансисты и банкиры из Сити, которые вдруг заявили, что о Лэдсом ничего не слышали, что она хоть и работала в банковской и финансовой сфере, но не на таких важных местах, как она себе приписывает, что она, конечно, занималась инвестиционной деятельностью, но о миллиардах говорить нечего.
Большинство этих заявлений были безымянными, газеты и телевидение ссылались на финансистов, в большинстве случаев не раскрывая имен. Те же, чьи имена назывались, говорили не очень критически, и никаких обвинений не выдвигали. Ну, не знали некоторые ее, не сталкивались по работе, ну, и что? Но фон эти заявления создавали.
И Лэдсом пришлось оправдываться. Она твердо заявила, что ничего себе не приписывала, говорила правду, и придерживается старых «показаний». Вроде бы отбилась. Как говорится, было установлено, что «пальто из гардероба в театре украла не она… но душок остался».
День второй. Выстрел второй
На следующий день разразился скандал посерьезнее. Корреспондент «Таймс», главной газеты консерваторов, на первой полосе напечатала интервью с Лэдсом и на основе этого интервью обвинила ее в том, что она считает себя более достойным кандидатом на пост премьер-министра, чем Тереа Мэй, лишь на том основании, что у нее есть дети, а у Терезы Мэй детей нет.
Это, совершенно естественно, для политкорректной до фанатизма Британии, вызвало бурю негодования и возмущений. Особенно возмущались одинокие дамы, сексуальные меньшинства и просто политкорректные. Как она посмела такое сказать?! Как она посмела замахнуться на святое!? Что она тех, кто не может иметь детей, за людей не считает!? Возмутительно!!! …
Андреа Лэдсом тоже громко возмущалась тем, что ее слова переврали…, но было слишком поздно. Она дала интервью знаменитой журналистке главной газеты страны, главной газеты консерваторов, вечером, в кафе, расслабилась и попалась. Интервью было записано на диктофон, и корреспондент, дама во многих отношениях приятная, задала как бы невинный вопрос:
- То, что вы мать, и у вас есть дети, как это повлияет на вашу работу на посту премьера?
Андреа Лэдсом, расслабленная чашкой чая с молоком и сахаром, под шум чириканья и шушуканья пар за соседними столиками в кафе, сказала, что она, конечно, будет стремиться сделать мир после «брекзита» еще лучше, чтобы оставить этот мир детям, чтобы он был лучше, и она чувствует эту ответственность, и думает, что чувствует эту ответственность больше, чем Тереза Мэй, именно потому, что у нее есть дети, которым надо этот мир передать, сделав лучше… Именно это она хотела сказать, и именно на этом она попалась.
Что бы она не объясняла, она не смогла доказать, что ее слова перевернули с ног на голову, потому что перевернули ее слова истинно с британской «политкорректностью» и «принципиальностью», и потому что «пальто было».
Она не смогла отмыться от обвинений.
День третий. Выстрел третий
Точнее, выстрел этот был произведен несколько недель до этого, но тогда был слышен только залп, а вот снаряд прилетел вчера.
Еще в период дебатов между Лэдсом, Мэй и Майклом Гоувом был забит этот снаряд, и забит был туго. Майкл Гоув, имея что-то в рукаве, заявил, что он заранее и открыто предоставит все данные о своих доходах, полученных в сознательном возрасте. Тереза Мэй немедленно заявила, что и она предоставит все данные о себе: что и сколько зарабатывала, какие налоги когда платила, что там где накоплено и куплено, и не имеются ли порочащие ее связи с офшорными зонами, и так далее.
Андреа Лэдсом тогда как-то нерешительно хотела промолчать, но журналисты в нее вцепились, и она согласилась представить данные о себе, но не за всю сознательную жизнь, а за тот период, когда из частного сектора она перешла в политику и на госслужбу. Она сказала, что считает, что британцы имеют право, в соответствии с законами, на сохранение закрытой о себе информации, если не работают в государственном секторе, не являются публичными людьми. Журналисты почувствовали жареное и вцепились сильнее. Тогда Лэдсом согласилась представить «необходимую» информацию.
Вчера британские СМИ сообщили, что все кандидаты представили о себе информацию. Майкл Гоув, например, и Тереза Мэй представили всю информацию о своих доходах и уплаченных налогах с самого начала трудовой жизни. А вот Андреа Лэдсом предоставила информацию только за период работы в политике и на госслужбе.
А это уже совсем плохо! Все поняли, где надо копать, есть там что-то или нет, но накопать можно всегда, лишь бы начать. «Украла ли она пальто, или у нее украли пальто, но что там было!»
И таких «пальто» намечалось по гардеробу в неделю, пока Лэдсом не поймет, что от нее хотят. Ведь снаряды летели только в ее огород. Ни к Терезе Мэй, ни к Майклу Гоуву (кроме обвинения в предательстве, давно устаревшего) в огороды никакие снаряды не летели. А тут…
При этом, все понимали, что на выборах лидера консерваторов всеми членами партии Андреа Лэдсом имеет шансы победить, по крайней мере, не хуже, чем Тереза Мэй.
В чем же дело? Почему все повернулось против Лэдсом?
Деньги любят тишину
Главное, что повернулось против Лэдсом, - это деньги. Не просто деньги, а очень большие ДЕНЬГИ. И не просто большие Деньги, а КАПИТАЛ.
Недели хватило, чтобы все, кому положено, поиграли на биржах. Все, кому было положено, заработали свои миллиарды или десятки миллиардов, или сотни миллиардов. Никто пока не сосчитал, сколько фунтов и евро перетекло на биржах со счетов на другие счета за неделю после референдума, но понятно, что сумма будет исчислена в триллионах. Не зря же несколько дней для доверчивых и слабоумных так громко кричали о «кризисе и падении цен в Великобритании». Все было сделано, как надо.
За неделю до референдума все опросы вдруг стали предсказывать, что народ проголосует за то, чтобы остаться в ЕС. Если в течение месяца опросы показывали разрыв в пользу «брекзита», причем значительный, то потом все вдруг перевернулось. Изменение настроений связывали с убийством члена британского парламента Джо Кокс, которая активно поддерживала мигрантов и беженцев. Убийство было совершено больным на голову расистом, связанным с американскими «патриотическими» и «белыми» организациями.
Конечно, вокруг этого была развязана кампания в СМИ, но предполагать и верить, что в результате этого четыре-пять миллионов британцев изменят свою позицию и свое отношение к ЕС, могли только больные на голову или слишком доверчивые.
Таких было мало. Несмотря на все крики о победе ЕСовцев, инвестиционные фонды, активно финансировавшие кампанию за схранение членства в ЕС, в момент, когда фунт и акции британских кампаний, в результате радостных сообщений СМИ, поднялись на рекордную высоту, резко продали и свои фунты, и свои акции. Некоторые из этих фондов в первый же день заработали на этом по миллиарду фунтов и более.
После референдума продавать фунты и акции начали все. Многие начали реально бояться, что такое падение будет продолжаться еще долго, а там перейдет в хронический кризис британской экономики. Но падение продолжалось неделю, а потом реальность начала брать свое. Падение остановилось, а потом акции основных британских кампаний, а за ними и фунт начали карабкаться потихоньку вверх. Теперь наступила пора покупать. Купили. Теперь надо поднимать курсы, чтобы заработать.
И здесь двухмесячная предвыборная трескотня и бодание двух дам стали никому не нужными. Нужна была положительная динамика, стабильность, резкое изменение ситуации лучшую сторону. Нужен был день, в который можно было бы сразу заработать по миллиарду фунтов как минимум!
И день был создан, хотя на пути стояла не очень опытная и не очень, как оказалось, железная Лэдсом. И ее убрали. Сгорела она быстро, за одну ночь, без шума и пыли, и даже без дыма. И все это поддержали, даже «негритята»: и Кэмерон с Осборном, которых Борис Джонсон и Майкл Гоув предали и съели; и Борис Джонсон, которому Гоув и Лэдсом вставили в спину кто нож, кто кинжал; и Гоув, которого Лэдсом выбросила за борт, и … все остальные. Потому что всё: «Finita la comedia!», «Комедия окончена», как сказал Печорин, пристрелив Грушницкого. Поиграли и хватит. Надо работать!
Почему оставили Терезу Мэй? Потому, что она из Bank of England, а не из Barclays. Потому что она была председателем партии консерваторов и знает, как сразу в один день прибрать к рукам и наладить управление аппаратом партии. Потому, что она шесть лет была министром внутренних дел и знает, как держать бразды правления в стране и правительстве, контролировать преступность и бороться с терроризмом, потому что за ее спиной спецслужбы и армия. Потому что она вместо того, чтобы терять время на журналистов и отбиваться от них, заявила о том, что поддержит программу модернизации подводных лодок «Трайдент» (модернизируются при помощи США) со стратегическими ядерными ракетами, а значит, получила поддержку США и других союзников по НАТО (вчера только закончили встречу в Варшаве, где когда-то был создан Варшавский Договор, - вот же вовремя!)…
А Лэдсом сгорела чисто по-британски, достойно, продемонстрировав лучшие качества британского политика. Из пламени прозвучали не крики Жанны д’Арк, а голос члена парламента: «Я полностью поддерживаю Терезу Мэй… Я могла бы возглавить переговоры Британии с ЕС. Я это могу сделать лучше, чем другие…»
Наверное, имеет основания на что-то приличное рассчитывать. Обещали…
(Продолжение следует в Части 9, заключительной части серии, в которой я надеюсь подвести итог премьерства Терезы Мэй)

Британия, на выход! Кто остался, я не виноват... часть 7 В бой идут одни дамы
morozowvp
Ну, что же… События развиваются по тому плану, который я набросал в предыдущих частях этой серии.
Первым из пяти «негритят», который встретил свою «политическую смерть», был Лиам Фокс. Правда, «гибель» его не была бесполезной: он прозвучал, и его вспомнили.
Вторым «негритенком» стал Стивен Крэбб. Он не стал дожидаться очередного голосования, которое состоялось в прошлый четверг, и заранее сам снял свою кандидатуру. Тоже понятно: прозвучал, набрал пару десятков голосов в свою поддержку среди членов парламента Великобритании от консервативной партии, раскрутился на будущее и избежал фразы: «проиграл и исключен из списка», что как-то неприятно иметь в своей биографии. Гораздо лучше звучит: «снял свою кандидатуру и отдал свой голос в поддержку Терезы Мэй», у которой, на первый взгляд, сейчас самые высокие шансы стать премьер-министром и лидером британских консерваторов, хотя это не так однозначно, но об этом потом….
В четверг, в связи с самоотводом Стивена Крэбба, в голосовании приняли участие трое оставшихся «негритят»: Тереза Мэй, Андреа Лидсом и Майкл Гоув.
Третьим «негритенком», ставшим жертвой политики, оказался Майкл Гоув, набравший в два раза меньше голосов, чем Андреа Лидсом и в четыре с лишним раза меньше, чем Тэреза Мэй. Высказав свое разочарование тем, что ему не удалось выйти в финал, Майкл Гоув пошел домой, приводить себя в порядок и размышлять за бутылкой Pouilly-Fume' о превратностях политической судьбы британского политика, который принципы ставит выше дружбы и старых договоренностей.
Ну, предал он сначала Дэвида Кэмерона, но ведь сделал это из принципиальных соображений, потому что был уверен, что Британию ожидает самое светлое будущее именно вне ЕС (в чем я с ним, например, согласен). Ну, предал потом Бориса Джонсона, но ведь тоже из принципа, потому что был уверен, что Борис не сможет стать достойным премьером, во всяком случае, по сравнению с ним самим любимым. Ну, выдвинул свою кандидатуру неожиданно, разрушив планы, договоренности и расчеты многих консерваторов, но ведь это тоже из принципиальных соображений! Именно у него самого любимого самые лучшие и самые умные планы по обустройству независимой Великобритании, самый светлый и извращенный ум, самый твердый характер и решимость, способные добиться для Британии самых лучших условий для развода с ЕС (и в этом я тоже, в основным, с ним согласен).
В общем, пошел Гоув залечивать моральные раны за бутылочкой французского (из ЕС) и размышлять о принципах… Надеюсь, что он, как главный умник партии консерваторов, что является почти общепризнанным фактом, додумается, что хорошо бы ко всем его принципам прибавить еще один: принцип непредательства и верности друзьям и соратникам. Тогда он сможет вернуться в крупную политику. Политические «негритята» умирает часто и много раз, но иногда возвращаются к политической жизни. Как говорил Уинстон Черчилль: «В жизни человек умирает один раз. Политики умирают десятки раз.»
Как Правильно выбрать даму?
Теперь у консерваторов остался один выбор: Тереза Мэй или Андреа Лидсом.
Кстати, о Лидсом. Произносится ее фамилия на английском «Лэдсом» (с ударением на первый слог), но в справочниках и СМИ на русском языке пишут «Лидсом». Вот, пока сам не знаю, как писать. Меня, например, коробит, когда графство, в котором я сейчас живу, в России некоторые называют «Суррей». Все века англичане называли графство «Сарри», а тут вдруг какой-то ученый-гуманоид от великого ума написал на русском языке название графства по названиям букв, а не по звукам, не зная, что буквы в английском языке в различных словах и сочетаниях произносятся по-разному, и получилось «Суррей». Скажи такое британцу, он не поймет, что за бред такой. Наверняка, этот гуманоид-географ был немцем, выписанным Петром Первым в Санкт-Петербург, и этот немец ни английского языка, ни русского толком не знал…
Ну, вот написал я сейчас это и решил, что из принципа буду писать фамилию Андреа «Лэдсом». А то встретится, например, Путин с Лэдсом и назовет ее «госпожа Лидсом», а та возьмет и обидится, затаит женскую злобу и при удобном случае введет санкции против России. А народ страдать будет. Так что, с этими гуманоидами надо поосторожней. Буду продвигать свое написание. Посмотрим, чья возьмет…
Итак,
Остались у британских консерваторов воевать между собой за пост премьер-министра две дамы: Мэй и Лэдсом, две «негритенки». Одна, Тереза Мэй, шестидесяти лет, бездетная, с сахарным диабетом первой степени, но в большой политике уже провоевала почти двадцать лет, характер показала железный, как сказал один старый английский политик лорд другому старому британскому политику лорду шотландско-еврейского розлива: «Тереза – женщина вредная и неприятная, но … мы же с тобой работали с Маргарет Тэтчер! Так что, нам не привыкать.»
Другая Андреа Лэдсом, которую месяц назад никто не знал, на десять лет моложе Терезы Мэй, вроде без особых проблем со здоровьем, из бывших банкиров и финансистов, в политике всего лишь шесть лет, но умеет вести себя перед телекамерами и аудиторией, формулировать свои мысли и знает, как работает Сити и как делаются деньги. Говорят, что характер у нее не хуже (или не лучше характера Терезы Мэй), такой же металлический и вредный, но улыбается она мягче…
Теперь эти две «политические амазонки в возрасте» должны сойтись в бою, в котором родится второй женский образ премьер-министра Великобритании. Первым, если помните, была Маргарет Тэтчер.
Каковы шансы каждой из них? Тут надо вспомнить о том, что в Великобритании 150.000 членов консервативной партии, которые имеют право голосовать на выборах лидера партии. В нынешней ситуации лидер автоматически станет премьером. Наибольшую часть членов консервативной партии составляют мужчины, в возрасте за 50 лет, любители спиртного, закрытых клубов и гольфа.
Какая же из дам может больше понравиться таким мужчинам? Сейчас мне сказать трудно. Мне не совсем ясны предпочтения таких британцев. Я от них здорово отличаюсь: я не очень люблю гольф. То есть люблю, но не до фанатизма, как они. И потом, я все-таки русский, и мне нравятся… Ну, это детали.
Все зависит от того, кто и как организует их предвыборную кампанию, которая будет предельно интенсивной и краткой и закончится выборами 9 сентября…
Хотя, вот я вспоминаю один случай, который произошел с тем же Черчиллем, который, судя по возрасту большинства членов партии, является их идеалом не только премьера, но британского консерватора…
Уинстон Черчилль спускался на лифте из бара в здании британского парламента, разогретый обильным виски после удачных политических дебатов. Другими словами, он был пьян. В лифте с ним оказалась дама, баронесса, член палаты лордов.
- Вы безобразно пьяны! – воскликнула баронесса с возмущением.
- Я утром протрезвею, - ответил Черчилль. – А вы как были страшной, такой и останетесь…
К таким консерваторам нужен особый подход. Мне так кажется…
(Продолжение следует)

?

Log in