Previous Entry Share Next Entry
Британия, на выход! Кто остался, я не виноват... часть 7 В бой идут одни дамы
morozowvp
Ну, что же… События развиваются по тому плану, который я набросал в предыдущих частях этой серии.
Первым из пяти «негритят», который встретил свою «политическую смерть», был Лиам Фокс. Правда, «гибель» его не была бесполезной: он прозвучал, и его вспомнили.
Вторым «негритенком» стал Стивен Крэбб. Он не стал дожидаться очередного голосования, которое состоялось в прошлый четверг, и заранее сам снял свою кандидатуру. Тоже понятно: прозвучал, набрал пару десятков голосов в свою поддержку среди членов парламента Великобритании от консервативной партии, раскрутился на будущее и избежал фразы: «проиграл и исключен из списка», что как-то неприятно иметь в своей биографии. Гораздо лучше звучит: «снял свою кандидатуру и отдал свой голос в поддержку Терезы Мэй», у которой, на первый взгляд, сейчас самые высокие шансы стать премьер-министром и лидером британских консерваторов, хотя это не так однозначно, но об этом потом….
В четверг, в связи с самоотводом Стивена Крэбба, в голосовании приняли участие трое оставшихся «негритят»: Тереза Мэй, Андреа Лидсом и Майкл Гоув.
Третьим «негритенком», ставшим жертвой политики, оказался Майкл Гоув, набравший в два раза меньше голосов, чем Андреа Лидсом и в четыре с лишним раза меньше, чем Тэреза Мэй. Высказав свое разочарование тем, что ему не удалось выйти в финал, Майкл Гоув пошел домой, приводить себя в порядок и размышлять за бутылкой Pouilly-Fume' о превратностях политической судьбы британского политика, который принципы ставит выше дружбы и старых договоренностей.
Ну, предал он сначала Дэвида Кэмерона, но ведь сделал это из принципиальных соображений, потому что был уверен, что Британию ожидает самое светлое будущее именно вне ЕС (в чем я с ним, например, согласен). Ну, предал потом Бориса Джонсона, но ведь тоже из принципа, потому что был уверен, что Борис не сможет стать достойным премьером, во всяком случае, по сравнению с ним самим любимым. Ну, выдвинул свою кандидатуру неожиданно, разрушив планы, договоренности и расчеты многих консерваторов, но ведь это тоже из принципиальных соображений! Именно у него самого любимого самые лучшие и самые умные планы по обустройству независимой Великобритании, самый светлый и извращенный ум, самый твердый характер и решимость, способные добиться для Британии самых лучших условий для развода с ЕС (и в этом я тоже, в основным, с ним согласен).
В общем, пошел Гоув залечивать моральные раны за бутылочкой французского (из ЕС) и размышлять о принципах… Надеюсь, что он, как главный умник партии консерваторов, что является почти общепризнанным фактом, додумается, что хорошо бы ко всем его принципам прибавить еще один: принцип непредательства и верности друзьям и соратникам. Тогда он сможет вернуться в крупную политику. Политические «негритята» умирает часто и много раз, но иногда возвращаются к политической жизни. Как говорил Уинстон Черчилль: «В жизни человек умирает один раз. Политики умирают десятки раз.»
Как Правильно выбрать даму?
Теперь у консерваторов остался один выбор: Тереза Мэй или Андреа Лидсом.
Кстати, о Лидсом. Произносится ее фамилия на английском «Лэдсом» (с ударением на первый слог), но в справочниках и СМИ на русском языке пишут «Лидсом». Вот, пока сам не знаю, как писать. Меня, например, коробит, когда графство, в котором я сейчас живу, в России некоторые называют «Суррей». Все века англичане называли графство «Сарри», а тут вдруг какой-то ученый-гуманоид от великого ума написал на русском языке название графства по названиям букв, а не по звукам, не зная, что буквы в английском языке в различных словах и сочетаниях произносятся по-разному, и получилось «Суррей». Скажи такое британцу, он не поймет, что за бред такой. Наверняка, этот гуманоид-географ был немцем, выписанным Петром Первым в Санкт-Петербург, и этот немец ни английского языка, ни русского толком не знал…
Ну, вот написал я сейчас это и решил, что из принципа буду писать фамилию Андреа «Лэдсом». А то встретится, например, Путин с Лэдсом и назовет ее «госпожа Лидсом», а та возьмет и обидится, затаит женскую злобу и при удобном случае введет санкции против России. А народ страдать будет. Так что, с этими гуманоидами надо поосторожней. Буду продвигать свое написание. Посмотрим, чья возьмет…
Итак,
Остались у британских консерваторов воевать между собой за пост премьер-министра две дамы: Мэй и Лэдсом, две «негритенки». Одна, Тереза Мэй, шестидесяти лет, бездетная, с сахарным диабетом первой степени, но в большой политике уже провоевала почти двадцать лет, характер показала железный, как сказал один старый английский политик лорд другому старому британскому политику лорду шотландско-еврейского розлива: «Тереза – женщина вредная и неприятная, но … мы же с тобой работали с Маргарет Тэтчер! Так что, нам не привыкать.»
Другая Андреа Лэдсом, которую месяц назад никто не знал, на десять лет моложе Терезы Мэй, вроде без особых проблем со здоровьем, из бывших банкиров и финансистов, в политике всего лишь шесть лет, но умеет вести себя перед телекамерами и аудиторией, формулировать свои мысли и знает, как работает Сити и как делаются деньги. Говорят, что характер у нее не хуже (или не лучше характера Терезы Мэй), такой же металлический и вредный, но улыбается она мягче…
Теперь эти две «политические амазонки в возрасте» должны сойтись в бою, в котором родится второй женский образ премьер-министра Великобритании. Первым, если помните, была Маргарет Тэтчер.
Каковы шансы каждой из них? Тут надо вспомнить о том, что в Великобритании 150.000 членов консервативной партии, которые имеют право голосовать на выборах лидера партии. В нынешней ситуации лидер автоматически станет премьером. Наибольшую часть членов консервативной партии составляют мужчины, в возрасте за 50 лет, любители спиртного, закрытых клубов и гольфа.
Какая же из дам может больше понравиться таким мужчинам? Сейчас мне сказать трудно. Мне не совсем ясны предпочтения таких британцев. Я от них здорово отличаюсь: я не очень люблю гольф. То есть люблю, но не до фанатизма, как они. И потом, я все-таки русский, и мне нравятся… Ну, это детали.
Все зависит от того, кто и как организует их предвыборную кампанию, которая будет предельно интенсивной и краткой и закончится выборами 9 сентября…
Хотя, вот я вспоминаю один случай, который произошел с тем же Черчиллем, который, судя по возрасту большинства членов партии, является их идеалом не только премьера, но британского консерватора…
Уинстон Черчилль спускался на лифте из бара в здании британского парламента, разогретый обильным виски после удачных политических дебатов. Другими словами, он был пьян. В лифте с ним оказалась дама, баронесса, член палаты лордов.
- Вы безобразно пьяны! – воскликнула баронесса с возмущением.
- Я утром протрезвею, - ответил Черчилль. – А вы как были страшной, такой и останетесь…
К таким консерваторам нужен особый подход. Мне так кажется…
(Продолжение следует)

  • 1
Я много раз слышала эту байку про Черчилля, но честно говоря, трудно себе представить, что мужчина-аристократ, даже пьяный, мог так ответить женщине. Намек на внешность, да еще женщины, считается очень неприличным.

  • 1
?

Log in